герб РФ герб Томска

Лучшие путешествия

Реклама

Публикации | Путешествия | Через океаны с Energy Diet. Тихий океан

29 Сентября 2012 | Дарина Ковалевская | Прочтений: 23674

На Таити! Свежий дневник Евгения Ковалевского!

 

На отстрове команда проведет около недели и подробности мы еще узнаем. А пока можно насладиться свежим дневником Евгения Ковалевского!

 

12 сентября. Кладбище. Колледж Святой Анны.

Утром пробежались с Женей по дороге вдоль побережья влево. Атуона закончилась через 300 метров. Дорога идёт в гору. По обе стороны от

дороги тропический лес. Домики стоят среди деревьев. Под них и вокруг них лес вырублен. С горы виден океан. Отлично просматривается пляж, на

который в 1937 году выбрасывался на шлюпке Тур Хейердал. Волны прибою равномерно набегают на пляж. Не каждый рискнёт на лодке, и тем

более, вплавь пробиваться через прибой.


Пляж отгорожен от деревни бетонной стеной высотой около метра. Местные жители говорят, что в морском песке живут личинки мошки ну-ну. И когда

вода выплёскивается на берег, ну-ну перебираются вглубь острова. Они жгуче жалят, а если их много и жалят постоянно, то развивается слоновья

болезнь – опухают ноги. В прошлом веке слоновья болезнь не лечилась. Нас предупредили, что в речках живут микробы неприемлемые для

человека – пить из ручьёв нельзя. Мошка ну-ну тоже весьма опасна.

Бежим дальше. Справа от дороги высокие горы. В гору ведёт едва приметная тропка. Когда-то давным-давно до 1903 года маркизцы хоронили умерших

на гребне горы. Унести туда тело человека было делом нелёгким. Если тело было грузное, а многие маркизцы весьма крупны, если не сказать толсты,

то отнести тело превращалось в проблему. В 1903 году на небольшом холме над деревней похоронили знаменитого художника Поля Гогена,

который последние два года жизни провёл на Хива-Оа. Гоген был болен сифилисом, и уже не мог выходить из хижины, но продолжал рисовать на

стенах своей последней обители.

После похорон Гогена на близко расположенном к деревне холме стали хоронить остальных – холм превратился в кладбище. Сейчас на холме

порядка двухсот могил.

Везде вдоль дороги растут грейп-фруты и лимоны. Прихватываем с собой немного и возвращаемся в бунгало.

Утром встречаюсь с мэром Этьеном. Договариваемся с ним, что в пятницу команда проведёт встречу с детьми колледжа Святой Анны. На встрече

будут также учителя и родители детей. Всего ожидается около 200 человек.

В обед встречаюсь с директором колледжа Mr.Thierry Pousset. Терри приветливый улыбчивый худощавый полинезиец. Он живёт в Атуона один.

Его жена и 11-летний сын – на Нуку-Хива. До Хива-Оа Терри работал на Таити в Папеете. Колледж святой Анны считается частным. Он

принадлежит католической церкви и расположен на принадлежащей церкви земле. Финансирование колледжа складывается из трёх

источников – Франция, Французская Полинезия, церковь. Терри несказанно рад возможности общения учеников с русской командой. Маркизы

затеряны в океане, редко кто забредает сюда, возможности общения ограничены. Не только дети, но и взрослые мало, что знают о мире. О России

многие вообще не слышали.

На территории колледжа несколько зданий, начальная школа, средняя школа. Спальня для мальчиков – на 50 человек, спальня для девочек – на

150 человек. Это дети с шести островов Маркизского архипелага – Хива-Оа, Нуку-Хива, Фату-Хива, Тахуату, Уапоу, Увахука. Столовая на 350 человек. Туалеты, душ.

При колледже живут сёстры из церкви – славные женщины из Полинезии, Франции, Таити – Марселл, Лидия, Кристиан, Летиция, Джозиан. Лидии уже

83 года, но она весьма бодрая француженка. Сёстры любят бога и любят людей.

На территории растут фруктовые деревья и орехи. Их собирают для учеников и взрослых работников колледжа.

Обсуждаем с Терри подробности встречи, расстаёмся друзьями.

Две милые секретарши Луиз и Франсуа, учитель маркизского языка Мани обещают помочь. Жена Мани Мерилл, учительница английского языка

и математики, будет переводчиком.

13 сентября. Легализация. Тики.

С утра идём с Женей в банк. Нужно оплатить залог за нахождение на территории Французской Полинезии – ни много ни мало – 9000 евро. На

последнем острове, который мы посетим во Французской Полинезии, депозит за удержанием 150 евро нам вернут в местных наличных

деньгах – тихоокеанских франках. Забавно.

Банк закрыт. Идём в магазин. По дороге покупаем с машины разную зелень, фрукты и овощи. Удивительно, но в магазинах ни фруктов, ни

овощей практически нет. Все маркизцы имеют натуральное хозяйство, выращивают фрукты и овощи для семейного поедания. Редкие семьи

привозят фрукты на продажу в центр Атуоны к 9 утра. Продают в течение часа, и потом уже не купить. Обычно не более одной – двух машин.

Практически все машины на острове пикапы (четыре ВД) с кузовом. До 1970 года на острове не было дорог. Ходили пешком по тропам. На

длинные расстояния ездили на лошадях. В 1972 году начали строить первую и единственную бетонную дорогу. Для этого использовался один

бульдозер. Строили 7 лет.

Обращает внимание, что многие маркизцы плотные, коренастые, толстые. Женщины могучие. Улыбчивые, смешливые. Цвет кожи

коричневый. Происхождение смешанное. В предках полинезийцы с Таити, французы, испанцы, чехи, китайцы, бельгийцы, норвежцы и др. Чистых

маркизцев практически не сыскать.

Повсеместно бегают дикие куры. Они ничьи, как объясняют местные жители. Мясо их жёсткое – никто не ест. Если хотим можем ловить и есть.

Директор банка, милая таитянка оказалась знатоком географии – поведала, что Французская Полинезия включает пять архипелагов – Туамоту,

Общество, Маркизы, Гамбьер, Астрал.

Обжитых островов немного.

На Туамоту – из 80 островов населён только Ronge Rova.

Society включает Таити, Бора-Бора, Моореа, Хуахили, Тахеа, Маупити.

Маркизы – Хива-Оа, Нуку-Хива, Фату-Хива, Тахуату, Уапоу, Увахука.

Гамбьер – Монгарева, Рики-Теа.

Астрал – Рурути, Тубуае, Раиваиваи, Риматара, Рапа.

Наконец-то мы легализовались. Помимо депозита оплатили визу по 30 долларов с человека. Виза действует 15 дней. Потом можно продлить за новые

по 30 долларов.

Едем в Пуамоа на восточную оконечность острова. Там есть территория, где в начале нашей эры неизвестные пришельцы из Южной Америки –

белые рыжебородые люди – разместили каменные изваяния своих богов. Идолов называют «Тики». Из исследований Тура Хейердала следует,

что предводителем у них был вождь Кон-Тики Виракоча. Когда давным-давно ещё до империи инков из Южной Америки вождь Кон-Тики

Виракоча переплыл Тихий океан на бальсовых плотах со своими соплеменниками. От пришельцев остались «Тики» и диковинные растения и деревья

. Это было до появления здесь маркизцев.

Дорога из Атуоны идёт серпантином через джунгли в гору, пересекая гребни холмов. В 1937 году по этой тогда ещё тропе на лошадях Тур и Лив целый

день добирались до Пуамоа и прибыли затемно. У нас на джипе уходит 2 часа. По дороге любуемся красотами джунглей, гор и океана.

В одном месте справа и слева от дороги пропасть, та самая, которую красочно описал Хейердал в книге «Фату-Хива. Возврат к природе».

Спускаемся по другую сторону хребта серпантином, проезжаем маленькую деревушку. Это Пуамоа. Заезжаем в джунгли. Вдруг – вот они –

«Тики»! Небольшая территория, свободная от деревьев. Две террасы. На верхней террасе недалеко друг от друга три каменные статуи. Одна

подальше метра 2. Вторая 2,5 метра ближе и в центре. Третья без головы справа от большой. Это фигуры идолов с короткими ногами и огромной

головой. На нижней террасе славёныш-жабёныш. Маленькое с короткими ногами тело плывёт горизонтально. В нижней части идола выбито

изображение животного, по некоторым признакам то ли кошка, то ли собака.

Ещё один камень – останец без признаков человеческой фигуры. На нижней террасе два больших квадрата выложены камнями.

Всё спокойно, величаво, даёт мощный философский настрой.

14 сентября 2012. Встреча в коллежде.

Утром каждый занялся своим делом. Я в одиночку посетил деревню Тааоа. По дороге заглянул в одну из хижин – узнать дорогу до

археологических раскопок. Француженка Софии с кучей детей, живёт без мужа и весьма презрительно отозвавшись о мужчинах, потребных для

семейного очага, подсказывает мне дорогу. На раскопках знакомлюсь с маркизцем по имени Серил. Он рассказывает мне про место. Вот площадка 15

на 50 метров обложена по периметру чёрными лавовыми камнями. По периметру 1000 лет назад стояли лачугт. В центре ритуальная территория.

На плоском вогнутом камне в торце площадки сидел шаман. С боковой стороны на камнях – вождь. Через промежуток от него также на камнях жена

вождя. На траве танцевали соплеменники. На свободном торце из тюрьмы приводили пленника и ломали ему шею Затем тело съедали, а

кости заталкивали в корни огромного дерева, растущего поодаль. Тюрьмой являлась каменная куча, в центре которой отверстие. Туда

засовывали пленника, взятого в бою с враждебным племенем, сверху закрывали тяжёлым камнем. Там пленник сидел до поры, до времени.

Территория, куда уносили кости и черепа табу для посещения обычными людьми, только вождь, шаман, элита.

Серил говорит, что его отец археолог и ведёт здесь раскопки.

Серил срезает для меня две связки бананов, при этом срубил под корень оба банановых ствола – чтоб не мешали расти остальным. Набрал

маленьких лимонов –лайм. Куст оказывается колючий, и рвать лимоны трудно. Тепло прощаюсь с Серилом. В 9-00 я уже в бунгало.

Стас занимается работами по судну. Женя и Оля готовят презентацию для встречи в колледже.

К 16-00 идём командой в колледж. Всё готовим. В 19-00 150 человек приходит из церкви после вечерней службы. Начинается встреча.

Учителя Мани, Ани Мерил поют под гитару песню. Директор колледжа Терри представляет и нас. Слово берёт мэр острова Этьен и говорит важные

слова о взаимосвязи маркизов с другими странами и, в частости, с Россией, о которой здесь мало знают.

Мы показываем фильм о предыдущей экспедиции. Директор просит рассказать о России. Мы показываем ролик на французском языке. Дети в

восторге. Они поражены громадностью нашей страны.

Директор расписывается а флаге мира и дружбы, который Женя везёт а судне. А потом вдруг экспромт. Дети желают спеть для нас и станцевать.

Звучат маркизские песни. Пацаны и девчонки ритмично танцуют. Директор просит нас – мы поём акапелла Чёрный ворон и Ой, да не вечер, да не

вечер. Под занавес все выстраиваются вкруг, вовлекая нас и поют песню-благословение нашему вояжу. Мы думаем, что уже конец, но нет, это ещё не

всё. Дети – более 120 человек – выстаиваются в очередь и идут к нам. Что они задумали. Мы стоим впятером в недоумении. Вдруг первая

школьница припадает к первому из нас, прикладываясь щекой сначала с одной стороны к лицу, затем с другой. Оказывается мы все должны друг

друга облобызать с двух сторон. Это символ добра и любви.

Мы растроганы. Дети и взрослые очень искренни.

Все в обще экстазе и восторге.

Терри приглашает нас отужинать в уличном кафе с ним и тремя учителями, которые помогали во встрече. Какие маркизцы замечательные

люди. Расстаемся с сожалением - пора спать.

15 сентября 2012. Общение с Терри. Журналист.

Утром бегаю один. Добежал до кладбища. Посидел у могилы Гогена.

На обратной дороге заглянул в дом маркизца. Он привлёк меня тем, что на веранде молодой парень боксировал по груше. Познакомились. Альфред

живёт с братом. По-английски никто не говорит.

В 9-30 встречаюсь с директором колледжа Терри. Он с удивительным энтузиазмом говорит о возрождении маркизов, об изменениях в самосознании.

Не так давно (с 2004 года) после насквозь коррумпированного президента Французской Полинезии, был выбран новый вождь Оскар Темару. Он

стал возрождать полинезийскую культуру, ратовать за объединение всех Полинезийских архипелагов, колонизированных разными странами,

за независимость Полинезии. Он добивается внимания Юнеско. Терри поддерживает его идеи. Они являются однопартийцами партии Тавини,

которая хочет служить людям.

В семи частных колледжах, расположенных на разных островах Полинезии, учат местным языкам, так как постепенно местная культура стала

вытесняться французской. Представитель нового французского президента Франсуа Холона, живущий на Таити, поддерживает эти идеи.

Терри продолжает развивать теорию происхождения маркизского народа. Он считает, что первыми были заселены маркизы, а уже потом вся

Полинезия. Он даже монографию написал на эту тему. По его мнемию первые предки маркизцев пришли из Азии, а не из Южной Америки, как считает

Тур Хейердал. Сам Терри профессор, его диссертация материаловедческая. Терри говорит, что наша команда непременно должна намести

визит вежливости Оскару Темару, президенту Французской Полинезии, который будет рад сотрудничеству. Мы можем организовать культурный

обмен, подать совместно на грант Юнеско. Любые связи с Россией очень интересны.

Вечером к нам в бунгало приходит французский журналист Самюэль Зиммер – записывает историю кругосветки. Он путешественник – фри лансер.

16 сентября. Церковь. Жан. Тааоа.

Утром идём на службу в церковь. Терри сказал, что прекрасно будут петь. Так и есть . Все школьники колледжа здесь. Полтора часа красивых песен

и ненавязчивая служба. После церкви сестра Летиция и сестра Кристиан показывают нам колледж святой Анны. Сёстры объясняют, что колледж назван

так в честь матери Девы Марии, бабушки Иисуса Христа. Мы общаемся с мальчишками, поём с ними песни. Заходим в гости к девчонкам. Они все

повисают на Ольге.

Дети здесь со всех Маркизских островов. Учатся в колледже и спят здесь же на территории в общежитии. Дети приветливы, вежливы, воспитаны

Сёстры кормят нас экзотическими фруктами и дают с собой грейп-фрут, бананы, папая. Это всё они сами срывают с деревьев с помощью

трёхметровой деревянной палки с сачком на конце. Общаемся с другими сестрами – Лидией и Марсель. Прощаемся как с родными.

После обеда едем с французом Жаном в Тааоа. Я здесь уже был, но Жан рассказывает массу интересных сведений о древнем поселении. Здесь

жили каннибалы. Волжди, шаманы, обряды, поедание людей. Из «Тик» сохранились только две. Одна побольше – забавная каменная голова,

друга маленькая голова. Их предназначение неизвестно. Это всё символы поклонения богам.

Жан рассказывает о хорошем человеке Брелле, который помогал маркизцам, о Гогене, чья могила была развёрнута на 90 градусов в 1907

году американцем Шмидтом. Кладезь знаний и информации. Когда Жан приехал на остров 50 лет назад, не было ни дорог, ни электричества. Люди

ездили на лошадях. Жан строил на Хива-Оа бетонную дорогу, так и остался навсегда.

Вдруг прямо на нас выбежали два полудиких жеребца. Жан предостерегает – могут атаковать.

Вот и день проходит. Жан с нас не берёт ни копейки – говорит, что с таких сумасшедших мореплавателей нельзя брать деньги. Дарим ему

командные футболку, бейсболку и другие атрибуты.

На сегодня впечатлений достаточно.

 

17 сентября 2012

Утром во время пробежки встречаю бегущие навстречу два взвода солдат маркизского подразделения. Кричу, пробегая «бонжур». В ответ

дружный громовой возглас «бонжуррр!»

Иду к мэру. Сообщаю, что мы в среду выходим на Фату-Хива, в пути один день, на острове 2-3 дня. Мэр широко улыбается и рекомендует «One week,

Fatu-Hiva is very beautiful

Едем на попутках в порт. Весь день работы по катамарану. Чистим днища баллонов от ракушек и планктона. Ракушки въелись намертво –

отскребаем скребками, ножами, щетками. Набираем в пустые 4-литровые ёмкости пресной воды для приготовления супов и умывания.

Корректируем рулевое управление.

В какой-то момент Стас предложил перевязать веревку крепления катамарана к бочке. Я, стоя на судне, натянул верёвку, вдруг верёвка вырвалась

из крепления – я полетел в воду. При падении сильно ударился кистью о перекладину между гондолами и рассек кожу на запястье. Женя помог

мне выбраться на палубу. К сожалению, аптечка находится в бунгало за 4 км. Иду на заправку Станисласа, его нет, жена Лейла звонит мужу, просит

привезти обеззараживающее. Через 5 минут Станислас приезжает с каким-то бальзамом и обильно смазывает рану. Всё хорошо.

Возвращаемся на попутках в бунгало. Вечером заезжает Жан, привозит на флэшках видео с фестиваля национального искусства, который состоялся

на Хива-Оа в 2009 году. Ритуальные танцы, хоровые песни, кулинарное творчество. На громадной поляне возле Тааоа разместилось несколько

тысяч человек. Следующий фестиваль в 2015 году. Жан, послушав, как мы поём, говорит, что мы должны обязательно приехать и спеть – надо подумать.

Жан ещё раз уточняет историю могилы Поля Гогена. После скромных похорон в 1903 году могилу забыли забросили. В 1907 году американский

антрополог Шмидт разыскал могилу и переделал надгробие. Правительство Франции осознало, что величие Гогена не заслуживает невнимания Франции.

К тому времени вокруг могилы великого художника уже появились другие захоронения. Все могилы были ориентированы с запада на восток.

А тело художника и его надгробие лежало с юга на север. Тело оставили как есть, надгробие, сделанное Шмидтом, разобрали. Сделали новое надгробие

из камней, покрашенных в багровый цвет. В головной части надгробия дерево – эндемик. Рядом с деревом на постаменте миниатюрная статуя –

женщина наступив одной ногой на убитого волка, держит на руках волчонка. Композиция подписана Oviri. По словам Жана скульптура

символизирует дикость.

Вечером в бунгало приходит французский журналист Сэм, приглашает завтра встретиться с детьми государственной школы. Учитель геомеханики

преподаёт кораблестроение и просит нас придти на урок, рассказать о путешествии и посмотреть работы школьников. Соглашаемся.

Пора спать, завтра заключительный день на острове.

 

18 сентября 2012

Утром во время пробежки пробегаю мимо казарм маркизской армии, приветствуем друг друга французским «бонжур».

Пробежал по новой дороге вглубь Атуоны перпендикулярно от океана. По обе стороны от бетонной дороги одноэтажные частные дома. Во дворах

типовые машины – Toota-Xillux. Вдоль дороги в океан бежит ручей. Всё в пальмах, хлебных деревьях и тропических растениях. Неспешно двигаются

жители затерянного в океане острова. Рай.

В 9-00 за нами заходит Самюэль – идём в школу встречаться с детьми. Знакомимся с учителем кораблестроения Жан-Люк, француз. Показывает нам

свою продукцию – сёрфинговые доски, каноэ, байдарки, лодки. Детей в классе мало. Мы рассказываем и показываем. Дети вопросов не задают, и мы

не понимаем, нравится им или нет. Уходим. Сэм остаётся ещё минут на 10. Позднее он рассказывает, что как только мы ушли, дети забросали

вопросами. Здесь нет практики таких встреч – дети стесняются задавать вопросы.

С Самуэлем посещаем музей Джека Брэля. Оказывается это знаменитый во Франции певец уровня Джо Дассена. Выйдя на пенсию, Брель приплыл на

яхте на Хива-Оа, яхту продал – стал здесь жить. По содержанию экспозиции и рассказу Сэма Брэль был разносторонним талантливым человеком:

певец, музыкант, актёр кино и театра, пилот, кинипрокатчик, изготовитель фильмов.

В музее много фотографий и афиш с концертов, коно и театров. В центре самолёт, на котором Брель работал пилотом и возил население маркизов

между островами. Звучат песни, которые писал и пел Брель. Из написанных им 400 песен он пел только 100, остальные выбросил в мусор.

Из 100 используемых песен Джек Брэль реально пел 20-30 на концертах. Даты жизни на Хива-Оа 1977-1979.

Ещё раз посещаю музей Гогена. В музее не только картины. Здесь собраны каменные орудия аборигенов, тики, предметы жизни древних островитян.

Звучит музыка, на двух плазменных панелях транслируются зарисовки из жизни великого художника. Здесь же на территории музея стоит

двухэтажный домик, в котором жил Гоген. Реально, это конечно, новая постройка, так как дом давно развалился. На тыльной стороне дома колодец

3м в диаметре. Это ванная Гогена. Сэм рассказывает, что все два года жизни на острове, Поль много пил и писал картины в нетрезвом виде. Чтобы

не выходит из дома за очередной бутылкой, Гоген закупал алкоголь заранее, складывал в колодец. Когда ему нужна была очередная бутылка, Гоген

удочкой вылавливал заветный напиток, поднимал в окно на второй этаж и здесь уже расправлялся с содержимым. На картинах художника

местные женщины. Художник не сдерживал себя проявлениями любви, и все его натурщицы проходили через постель. К сожалению, Гоген был

болен сифилисом и передавал болезнь маркизянкам. От этой болезни знаменитый впоследствии французский импрессионист и скончался в 1903 году

на острове Хива-Оа, где и был похоронен без почестей и музыки. Жил грешно, и в могиле, волею судьбы, лежит поперёк надгробия. Такова се ля ви.

Приехал Жан – привёз диск с маркизскими песнями. Послушали, в основном весёлые и задорные, совсем не похожи на те, что мы слышим

здесь – лирические и протяжные.

Переговорил с директором колледжа Терри. Он летал на один день на Таити, встречался со своим другом Кейтапу, который вхож к президенту

Французской Полинезии Оскару Кейтапу. Кейтапу нам поможет организовать встречу с президентом.

У нас есть проблема, которую я обсудил с Терри. Виза, которую нам открыли на острове, дана на 15 дней. Мы не успеваем дойти до Таити, где можно

визу пролонгировать. Терри советует написать письмо французскому представителю, чья резиденция находится на Нуку-Хива. Власть

представителя Франции соизмерима с властью президента Французской Полинезии. Письмо надо отправит через мэра Хива-Оа.

До конца дня сочиняем с Куликом письмо. Оля и Женя натырили где-то поплемусов (грейп-фрут), Стас посетил

катамаран – заряжает аккумуляторы.Вечером все ещё раз посетили Интернет. Здесь это непросто. Надо покупать карточку на почте, вечером можно

сесть рядом с почтой, поймать WI-Fi

и поработать в сети.

Встретил семью французов, с которыми познакомился в первый де прибытия: Жерар, Кароль, Орелия. Они скоро уходят в плавание. Как, впрочем, и мы. Нас ждёт Фату-Хива, о котором мы с таким удовольствием читали книгу Тура Хейердала «Фату-Хива. Возврат к природе». Через день мы увидим это благословенное место.

Продолжение следует

Евгений Ковалевский

 

 

 

 

 

САМЫЕ ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ

Партнерская программа для web-мастеров

Реклама