герб РФ герб Томска

Лучшие путешествия

Реклама

Публикации | Путешествия | Томск-Гималаи 2009

10 Января 2010 | Евгений Ковалевский | Прочтений: 82014

Спасение человека

Спасение человека и взаимодействие со страховой компанией в Экспедиции "Томск- Гималаи 2009"

Ночь. Непал. Национальный парк Эвереста. Посёлок Дебоче. Высота 4200 м.  

События этой ночи не похожи ни на ровную ходьбу портеров, несущих за деньги грузы от места до места, ни на расслабленные походки треккеров со всего мира, приезжающих за немалые деньги поглазеть на великие Гималаи и забраться поближе к Эвересту.

 img_0447_resize.jpg

 На горной тропе в непроглядной тьме 12 человек, сменяя друг друга, по четверо несут носилки, по фантастическому везению оказавшиеся у группы новозеландских треккеров, из Дебоче в госпиталь Кхунде. До Кхунде в световой день без груза примерно 4 часа ходу. 

Горные тропы днемНа носилках лежит завёрнутая в спальник и крепко привязанная к настилу, участница экспедиции Дженни. После напряжённого подъёма к высокогорному монастырю Тенгбоче ей неожиданно стало плохо, и вот теперь в невероятно тяжёлых условиях высокогорного Гималайского бездорожья, мыслимых и немыслимых перепадов высот её транспортируют к доктору, который сможет адекватно оценить её состояние. События на тропе разворачиваются драматично. Ширина тропы иногда составляет не более полуметра. С одной стороны чаще всего пропасть. В полукилометре внизу ревёт бушующая река Дудх Коси, для прохождения которой и прибыла российская команда профессиональных сплащиков.

Из-за полной темноты, слабо рассеиваемой налобными фонариками, кто-то периодически срывается с тропы, едва успевая ухватиться за кусты. Украинский участник Алексей Дивеев налетает на камень и травмирует ногу. Четыре человека, несущие ценный груз, почти бегут. Впереди и сзади бегут ещё по четыре человека, освещая фонариками склоны гор и готовые в любую секунду подхватить носилки в случае падения или срыва одного из ночных спасателей. Несмотря на пронзительный ветер и весьма ощутимый высокогорный холод, пот градом струится по лицам и россиян и непальцев, объединивших усилия для спасения человека.

 

Дженни застраховалась в Уренгойском представительстве компании Росгосстрах. Страховая сумма 15000 долларов. Включены эвакуация при несчастном случае и по болезни, лечение, стоматология, репатриация в случае смерти.

 

Четыре часа назад ничто не предвещало беды

Вечером после трудного подъёма к монастырю и осуществления разведки каньона под Тенгбоче группа мирно отдыхала за ужином в лодже Ривенделл, пос. Дебоче.

 

В это время в Намче Базаре.

Евгений Ковалевский в неравной борьбе с руководством национального парка Эвереста и всем офицерским составом охранного солдатского подразделения непальской армии пытался добиться разрешения пронести два каяка к высокогорному озеру Чола (высота 4600м), откуда планировалось начать сплав. Он в одиночестве находился в Намче Базаре, звонил в Министерство леса Непала, в Департамент национального парка Эвереста, в Минитерство туризма и гражданской авиации. Это было всего лишь продолжение титанических усилий по получению разрешения, начатых из России 3 месяца назад. Шансы были ничтожны, так как все непальские чиновники 100% законопослушны и с ними невозможно договориться ни за какие деньги. Закона по сплаву в высокогорье в Непале не существует, поэтому все случаи индивидуальны, каждый раз нужно начинать с нуля, сводить чиновников из нескольких ведомств. Учитывая правительственную нестабильность и политическую обстановку в Непале, получить разрешение становится невозможным.

непальские военные 

Неожиданно хозяйка лоджа Ривендулл сообщила членам группы, что русской женщине, которая ушла принимать душ, стало плохо. Лёгкая паника, попытка оценить ситуацию. В этот момент официальный врач экспедиции Эдуард Меркер ещё не подъехал (его прилёт состоится через несколько дней), но в активе экспедиции была полновесная аптечка и многолетний спасательный опыт Карпицкого и Чеснокова. Хозяйка лоджа привела тибетскую старуху-докторшу. Та осмотрела больную и рекомендовала немедленную эвакуацию в госпиталь. В этот момент по местному телефону с группой в Дебоче связался руководитель и, получив шокирующее известие о происшествии, попросил немедленно найти страховой полис и сообщить ему данные полиса и телефоны страховой компании. Полис нашли, данные сообщили.

 

Семь часов вечера.

Группа и тибетский доктор оказывают пострадавшей первую помощь, а руководитель звонит в Москву и сообщает оператору 008 компании Россгосстрах информацию о ситуации в гималайских горах. Поначалу оператор не понимает, что в высокогорье нет дорог и транспорта, проблемы с электричеством и связью, нет интернета, нет докторов и больниц. 

Долгое объяснение, оператор записывает информацию и сообщает, что ему нужно время для сбора полной информации по страховке. Удаётся дозвониться страховому агенту в Новый Уренгой. В Непале около семи вечера, в Москве 16.00, в Уренгое уже 20.00. Уренгойский агент предлагает обсудить ситуацию утром, мотивируя, что уже поздно, вопросы всё-равно решают в Москве, где уже конец рабочего дня, а вот с утра всё будет решаться.

Егений сообщает свою информацию в Дебоче, где ситуация продолжает оставаться напряжённой. Времени терять нельзя и принимается решение нести Дженни  в госпиталь Кхунде. Поскольку около госпиталя есть вертолётная площадка, Ковалевский за время переносок надеется решить вопрос с прилётом вертолёта.

В невероятно драматических условиях начинается траснспортровка пострадавшей в госпиталь. Несут наши парни (Чесноков, Дивеев, Карпицкий, Порсев), дополнительно нанимается ещё 4 носильщика. Чуть позднее в поселении Пхунке Тенга, когда становится ясно, что 8 человек для таких ужасных условий недостаточно, нанимается ещё 4 человека. Наши парни рослые и широкоплечие, непальцы щуплые и невысокие, но при этом невероятно выносливые.

Ковалевский в Намче Базаре находит дядю своего новоприобретённого напальского друга Будди. У дяди есть дочь, её муж - пилот страховочного вертолёта. Выясняется цена вопроса - 5400 долларов. Проблема в том, что нужна оплата до вылета. После переговоров выясняется возможность вылета вертолёта на оcновании гарантийного письма от страховой компании в адрес вертолётной компании.

В это время диспетчер страховой компании не только собирает информацию по застрахованной, но и пытается получить фактическое понимание ситуации. Получив номера телефонов из Намче Базара и Дебоче диспетчер звонит хозяйке лоджа Ривенделл в Дебоче, которая практически не говорит по английски, но диспетчер умудряется понять, что русской женщине плохо. Тут же диспетчер просит хозяйку перевести ей мнение тибетской старухи-докторши, которая вообще никогда не слышала об английском языке. Диспетчеру удаётся понять и её взгляд на ситуацию. Также диспетчер звонит в госпиталь Кхунде и получает подтверждение на блестящем английском, что в госпиталь несут русскую женщину в тяжёлом состоянии. Создаётся ощущение, что дело двигается.

 

Десять часов вечера.

Ночные горы

Носилки уже четвёртый час движутся по козьим тропам в госпиталь. Ковалевский решает также добраться до госпиталя из Намче Базара, который находится от него в 2-х часах ходьбы вверх в гору. Два сопровождающих непальца (молодые братья Будди, согласившиеся помочь за весьма солидное вознаграждение) и Евгений достигают госпиталя за полтора часа, на час раньше спасательной бригады.

 Евгений находит непальского доктора, который философски ожидает прибытия ночного пациента. По его уставшим глазам и отсутствию эмоций становится понятно, что подобные форс-мажоры для него привычны.

 

Одиннадцать часов вечера.

Спасательная группа на подходах к деревне не ориентируется, куда двигаться. Василий Чесноков по рации (у всех участников постоянно включённые рации) просит Ковалевского выйти на возвышенность и мерцающим огнём показать направление движения. Незадолго перед этим Василий просит Евгения найти лодж и заказать горячего чая, так как спасотряд буквально валится с ног. Наконец спасотряд  вносит носилки с Дженни в госпиталь, а участники ночного подвига мгновенно засыпают от усталости.

 

Двенадцать часов вечера.

Доктор, осмотрев больную, сообщает, что в данный момент состояние стабилизировалось, однако делает заключение о необходимости эвакуации в Катманду для более тщательного обследования. С эвакуацией можно подождать до утра. Команда принимает решения ночевать в Кхунду и утром продолжить работу по вызову вертолёта. Ночь проходит беспокойно.

 

Второй день, девять утра.

Гималаи утром 

Звонок в страховую компанию. Новый диспетчер в курсе, просит выслать медицинское заключение по факсу. К 10.00 доктор предоставляет официальное заключение, из которого следует необходимость эвакуации.

Факс в деревне не работает, но в больнице есть компьютер и интернет.

Вновь связь с Москвой и получение добра на высылку заключение по эл. почте.

 

Одиннадцать часов утра

Медицинское заключение уходит в Москву.

В этот момент Ковалевский замечает в госпитале Кхунде двух девушек из Голландии, ожидающих спасательный вертолёт. У них горная болезнь. На просьбу взять на борт Дженни, руководитель голландской группы позвонил по телефону в свою страховую компанию и получил отказ брать кого-либо, кроме двух голландских девушек.

 

Двенадцать часов дня

Дом в Непале

Чесноков сменяет Ковалевского и атакует телефонными звонками московский офис, получая ответы, что надо кое-что выяснить, подождите полчаса, трудно дозвониться в офис Уренгоя, нет связи с вертолётной компанией, некогда подготовить гарантийное письмо в вертолётную компанию. Наконец Чесноков взрывается (тем, кто знает Васю понятно, что его рассердить может только экстраординарный случай типа гражданской войны в Новой Гвинее или кража его любимых шорт) и напоминает сотрудникам компании, что они несут ответственность за жизнь человека. Он подчёркивает, что команда, находясь в горах в тяжёлых условиях с плохой связью, решает труднейшие вопросы по спасению человека, дозваниваясь в любое место, которое требуется, включая штаб-квартиру ООН, а в крупнейшей столице мира при наличии полного комплекта оргтехники, часами решают то, что можно решить за полчаса. "Такое впечатление, - рассказывал потом Василий, что сотрудники офиса пьют чай и им лень оторвать задницу от стула, чтобы предпринять шаги для спасения человека". Следует, однако, признать, что не все сотрудники безынициативны, отдаю должное диспетчерам - работают квалифицированно и быстро.

Усилия команды возымели успех. К 13.00 в вертолётную компанию приходит по факсу гарантийное письмо на оплату услуг по вывозу человека.

 

Два часа дня

Спасательный 
вертолет 

Спасательный вертолёт умчал Дженни в столичный госпиталь Непала.

К чести компании, в течение 2-3 дней на мобильный телефон Ковалевского несколько раз звонили и справлялись о здоровье потерпевшей.

 

Резюме:

1. Страховой договор принципиально работает.

2. В случае вызова вертолёта, а это дорогостоящая процедура, обязательно требуется подтверждение оплаты в виде гарантийного письма по факсу от страховой компании в вертолётную. Организация такого письма требует немало усилий. Ключевой позицией является наличие медицинского заключения. Немаловажны настойчивость команды и отзывчивость сотрудников страховой компании.

3.В случае с Дженни часть сотрудников работала не оперативно и не инициативно, если не сказать саботажно, отдельная похвала диспетчерам московского офиса компании (координационной, не страховой).

4. В нашем случае с момента первого звонка в страховую компанию до вывоза человека прошло около 20 часов.

5. Мы благодарим компанию Росгосстрах за оказанную помощь.

Небо в Гималаях 

Руководитель экспедиции "Томск-Гималаи 2009" ,

Евгений Ковалевский

 

САМЫЕ ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ

Партнерская программа для web-мастеров

Реклама