В поисках истины. Дневник второй гималайской экспедиции. Часть вторая. Арун и Тамур | Сибирь-Гималаи: на плотах с Эвереста | Евгений Ковалевский - путешественник и ученый
герб РФ герб Томска

Лучшие путешествия

Реклама

Публикации | Путешествия | Сибирь-Гималаи: на плотах с Эвереста

14 Марта 2003 | Григорий Филимонов | Прочтений: 12854

В поисках истины. Дневник второй гималайской экспедиции. Часть вторая. Арун и Тамур

Продолжение. 
Начало дневника: http://ekovalevsky.com/vpoiskahistini.html

Мы еще вернемся на Сун-Коси после сплава по Нижнему Аруну, поэтому, не тратя время, разбираем катамаран, нанимаем джип и забрасываемся в верховья Нижнего Аруна туда, где несколько лет назад опробовал "бублик" новокузнечанин Олег Захаров со своей замечательной Кузбасской командой. Мои непальские спутники рассказывают, что в прошлом году во время треккинга к Макалу у Олега Захарова возникли проблемы с "маоистами". Но в голове пока понятие "маоист" ассоциируется со словом "правозащитник", а соответственно и настрой положительный. Очень скоро мнение изменится на противоположное.

Из напутствия Российского консула Владимира Попова от 19 декабря 2002г:

"Остерегайтесь встречи с повстанцами. В горах действует несколько тысяч хорошо обученных боевиков. Они могут потребовать контрибуцию за право нахождения на Непальской земле. Маоисты - это члены одной из 13 компартий Непала, ушедшей в подполье и с 1996 года ведущей вооруженную борьбу с монархией".

26 декабря 2002г. Из дневника Евгения Ковалевского:

В верховья рек, берущих начало со склонов Гималайских вершин, иногда ведут тропы, которые на картах обозначены как 'jeep-able". По этим дорогам, напрочь размываемым в период муссонов и "под ноль" сносимым селями, в Непале способен передвигаться только один тип повсеместно используемого автомобиля: античный английский "Лэнд Ровер". Все наши заброски осуществлялись на этих ржавых, скрежещущих, но исключительно надежных машинах. Обслуживая высокогорные поселки, водители не трогаются, пока не загрузят 15 человек на крышу и столько же внутрь. Рядом с водителем сидят еще трое, при этом ручка переключения скоростей находится у одного из пассажиров между ног.

Однако, выяснилось, что существует еще одна машина, которая вступает в работу тогда, когда даже "Лэнд Ровер" не тянет.

Рассказ доктора Российского посольства в Непале Геннадия Алексикова:

Так как сафари - это дорогостоящее удовольствие для западных туристов, его проводят в любое время года независимо от погоды. Группа туристов, уплатив за сафари, требует развлечения. Гиды просят подождать, когда придет джип. "Вот ведь джип!"-показывают туристы на ожидающий "Лэнд Ровер". "Это не джип, так - ерунда. Вот сейчас с очередного сафари приедет настоящий джип!" - отвечают гиды. Наконец, из джунглей появляется вездеход - это старый российский УАЗ. Именно его непальцы считают лучшим из всех джипов в мире!

28 декабря 2002г. Из дневника Евгения Ковалевского:

Арун, по мнению многих экстремальных рафтеров, одна из самых мощных сплавных рек Гималайских гор, берущая начало на склонах "восьмитысячника" Макалу и высочайшей вершины мира Эверест. Обладающая в нижнем течении расходом до 1000 кубометров в секунду в период муссонных дождей, река и сейчас, в декабре, при расходе до 200 "кубов" выглядит грандиозно и опасно. При нашей мини-флотилии - один катамаран-двойка и один каяк - страховка призрачная. Я называю её "психологическая". Обнадеживают внушительные размеры и запас плавучести "Кулика- "maxi"". После двух оверкилей каякера на первых же порогах настроение падает. Это только начало драматической серии событий, происшедших с нашей интернациональной группой у подножия Эвереста. Сейчас мне о них напоминают камни, которые собрал для меня надежный мой катамаранный партнер Sum Bakhadur Bisho Karma и "пропуск-ресит", выданный "маоистами".

На третий день сплава по Аруну, сравнимого с прохождением знаменитого Мажойского каскада на Алтае или с Верхними Щеками на Китое в Саянах, мы как обычно причаливаем засветло и разбиваем лагерь. Подходят аборигены, просят помочь больному. Мы не имеем практически никаких медикаментов, но непальцы верят, что иностранцы всесильны. В двух километрах от лагеря на левом берегу несколько домов - поселение Lalmibagar. Мужчина по имени Mandal Giri, который привел нас, предложил чай. Подошел человек лет 50, представился: - "Меня зовут Омрит, я член партии маоистов, на борьбу за свободу Вы должны пожертвовать 5000 рупий". Денег у нас практически не было. К концу жесткой многочасовой разборки четверо маоистов дали понять, что уйти, не заплатив, мы не можем. В какой-то момент Омрит потерял контроль над собой и вырвал у меня из рук фотокамеру "Canon". Остаться без техники (а у нас еще один фотоаппарат и видеокамера) значит, лишить экспедицию половины смысла. Я рассвирепел, набросился на Омрита, выкрутил ему руки, вернув обратно камеру. Повстанцы оторопели, мы с Sum-ом попытались бежать. Нас догнали, ожесточенно жестикулируя, что-то объяснили Sum-у. Это была угроза физической расправы. Нас сопроводили в наш лагерь, где ждал испуганный Sankour Kumar Shriesta. Без долгих объяснений один из борцов за свободу продемонстрировал Sankour-у револьвер, и попросил донести до русского, что терпение маоистов лопнуло. Стояла глубокая ночь. Мы наскребли 1200 рупий. Маоисты вручили мне "ресит", где на плотной желтой бумаге были изображены великие коммунистические лидеры - Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин и Мао. Надпись гласила: "Пролетарии всех стран соединяйтесь под знаменем коммунистов - маоистов - ленинцев. Непальская коммунистическая партия маоистов благодарит Евгения Ковалевского за добровольное пожертвование на борьбу за свободу" Ресит был подписан лидером партии Prochanda.

Бандиты ушли, чтобы вернуться утром. Они не могли предположить, что мы решимся на ночной сплав. Впереди оставалось 13 километров Аруна с порогами высшей категории сложности. Кое-как свернув лагерь, мы стартовали в полной темноте около четырех часов утра. И во-время - по берегу к лагерю шли люди с фонариками.

Мой первый за 25 лет сплава опыт ночного рафтинг закончился благополучно. Я благодарен Кулику за его "дуракоустойчивую" двойку-maxi. Мы ориентировались только по шуму воды, и когда рев порогов нарастал, звучала короткая команда "Keep the line! Speed!" Дважды каякер возвращался на ровный киль после переворота. Мы потеряли часть вещей, но рассвет в 6:15 утра встретили уже в священном местечке Трибени, расположенном на стрелке Аруна, Тамура и Сун Коси. За 500 метров до слияния рек мы увидели на левом берегу реющий стяг маоистской партии. Не останавливаясь, мы гребем против ветра к храму Бараха Четра. Там нас ждет приятная неожиданность - в храме после полевых учений, солдаты непальской королевской армии принимают благословение. Солдаты дружелюбны и надежны. Вместе с ними мы проходим обряд поклонения Лорда Вишну, получаем от священнослужителя красное пятно на лоб и вливаемся в большую семью индийских пилигримов, приехавших сюда ко дню полной луны на ежегодный январский фестиваль Бараха.

Рассказ индийского пилигрима:

Однажды бог-демон воцарился на территории Восточного Непала. Он третировал святых людей и пилигримов. Узнав об этом, Лорд Вишну-защитник Вселенной, принял обличье дикого кабана и в жестокой битве победил Демона. Ежегодный Бараха-фестиваль увековечивает победу, а внутри храма можно созерцать фигуру Бараха - Лорда Вишну со свиной головой.

29 декабря 2002г. Из дневника Евгения Ковалевского:

Прожив сутки среди пилигримов, мы узнали массу интересного и поучительного о религии Hindu, но, к сожалению, совершили роковую ошибку - питались вместе с дервишами из лиственных тарелок благословенной пищей. Последующий сплав по реке Тамур, берущей начало на склонах Канченджанги, сопровождался жестокой лихорадкой. Вследствие лихорадки я не мог идти пешком, кроме того, мои два спутника наотрез отказались забрасываться в верховья Тамура, где в горах гуляли банды боевиков. Вспоминалось зловещее напутствие Омрита: "Мы еще встретимся на пути праведной борьбы". Мы стартовали намного ниже Добана, и были рады укорочению маршрута. Река оказалась самой технически сложной из уже пройденных во второй экспедиции. Через три дня мы снова оказались в Трибени а затем в Чатара, пройдя более 70 километров высококлассных порогов, четырежды заставивших непальского каякера выполнить эскимосский переворот, познакомились с замечательным ирригационным мастером Modon Bashnet, который стал нашим новым другом на Непальской земле. Именно он контролирует дамбу - основу орошения крестьянских полей в Восточном Непале, от его резиденции соединившиеся Арун, Тамур и Сун Коси мощными водами Сапта Коси прорезают хребет Махабхарат и через Тераи уходят на юг в могущественный Ганг, Бенгальский Залив и Индийский океан. Где-то там, в священных водах Ганга, происходит таинственная реинкарнация, а души умерших получают возможность возродиться в новых физических телах.

Евгений Ковалевский, экстремальный путешественник, 
руководитель экспедиции "Сибирь-Гималаи 2002"

Окончание дневника - Полеты на парапланах в долине Покхара: http://ekovalevsky.com/v-poiskah-istiny-polety-v-pokhare.html

САМЫЕ ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ

Партнерская программа для web-мастеров

Реклама